Оппоненту не удалось скрыть совместную собственность

Суть дела

В период брака супругами было нажито имущества на несколько миллионов рублей. После развода Клиентка настаивала на разделе всего имущества в равных долях. Супруг, не желая делить имущество, предпринимал активные действия по его исключению из перечня совместно нажитого и уменьшению стоимости собственности. 

Сложности

Часть недвижимости, приобретенной в период брака (две квартиры, земельный участок с домом, банный комплекс) была подарена супругом своей матери, которая, в свою очередь, также успела распорядиться подаренным имуществом. В ходе судебного заседания супруг сообщил, что одна из квартир и банный комплекс были приобретены на деньги, полученные им в наследство от отца, и являются его личной собственностью.

Документы, подтверждающие наличие в собственности супругов дорогостоящего автомобиля, у Клиентки отсутствовали. Оппонент наличие данного автомобиля отрицал. В этой связи до получения ответа из МРЭО, подтверждающего приобретение супругами транспортного средства, арест на него наложен не был. Воспользовавшись этой ситуацией, предприимчивый супруг продал автомобиль своему другу по заниженной цене. Для подтверждения обоснованности цены автомобиля супруг предоставил отчет об оценке, согласно которому рыночная стоимость автомобиля не многим выше указанной в договоре купли-продажи.

Результат

Все сделки по отчуждению недвижимости были признаны судом недействительными, имущество истребовано из чужого незаконного владения и возращено в совместную собственность супругов. Стоимость проданного автомобиля определена исходя из представленного нами отчета об оценке и учтена при разделе. Все приобретенное в браке имущество поделено между супругами исходя из принципа равенства долей. Стоимость имущества, присужденная клиенту, составила около 10 млн рублей.

Процесс

В ходе досудебной работы были получены выписки на нажитое в период брака недвижимое имущество. Из выписок следовало, что в период бракоразводного процесса супруг подарил недвижимость матери, а та, в свою очередь, тоже распорядилась данным имуществом. По закону для распоряжения недвижимостью необходимо нотариально заверенное согласие второго супруга. Клиентка такого согласия не давала, ей вообще не было ничего известно о сделках.

В этой связи одновременно с разделом имущества, нами были заявлены требования о признании сделок по дарению имущества матери недействительными и истребовании из чужого незаконного владения последующего собственника. В суде нами было заявлено ходатайство об истребовании из Росреестра копии регистрационного дела. В итоге выяснилось, что вместо нотариального согласия супруги на отчуждение имущества супруг представил нотариально заверенное заявление об отсутствии у него жены. Уже одного этого обстоятельства было достаточно для оспаривания сделок.

Учитывая, что имущество было отчуждено супругом безвозмездно период развода, когда супруги вместе не проживали и не общались, о чем было известно как матери супруга, так и последующему собственнику, шансов отстоять законность сделок у супруга не было никаких. Но оппонент не был намерен сдаваться и заявил, что признает исковые требования о признании сделок недействительными только в части. Мотивировал свою позицию супруг тем, что при разделе доли супруг признаются равными, соответственно, супруг может распоряжаться своей долей самостоятельно по собственному усмотрению. Очевидно, что такая позиция не состоятельна, поскольку законом предусмотрен режим совместной, а не долевой собственности супругов. То есть до решения вопроса о разделе имущества, речи о долях в совместной собственности быть не может. Супруги должны распоряжаться всем принадлежащим им имуществом сообща. Суды как первой, так и апелляционной инстанции с нашими доводами согласились. 

Помимо недвижимости, супруг успел распорядиться и одним из автомобилей. Согласия жены получено не было. То есть данная сделка также не являлась законной. Однако об этом стало известно уже в ходе рассмотрения дела, новый собственник к участию в деле привлечен не был. Поэтому нами было принято решение заявить требование о передаче в собственность супруга денежных средств от продажи автомобиля. Однако с суммой, указанной в представленном супругом отчете об оценке стоимости авто, мы согласны не были. Поэтому представили суду свой отчет, из которого следовало, что стоимость аналогового автомобиля намного выше. Однако суд первой инстанции признал нашу позицию несостоятельной и установил стоимость автомобиля исходя из отчета, представленного супругом.

В суде апелляционной инстанции удалось добиться отмены решения суда в данной части. И вот почему. Дело в том, что в представленном супругом отчете стоимость автомобиля определена не на момент продажи, а на дату оценки. Между продажей автомобиля и оценкой прошло более трех месяцев. Соответственно установить, что все повреждения транспортного средства возникли в период эксплуатации супругом, а не последующим собственником, невозможно. Кроме того, в представленном супругом отчете, за основу был взят затратный подход. В самом общем виде суть его сводится к тому, чтобы определить стоимость новых запчастей и комплектующих к автомобилю и стоимости работ по их установке. Но даже если полностью перебрать автомобиль и установить новые детали, бывший в эксплуатации автомобиль не будет стоить как новый. Представленный нами отчет был составлен на дату продажи автомобиля, а стоимость определена на основании анализа рыночной стоимости аналогичных транспортных средств.

Доказать, что одна из квартир и банный комплекс являются его личным имуществом и разделу не подлежат, оппоненту не удалось. По версии супруга, он получил в наследство деньги, которые разместил на счете в банке, а затем снял их для покупки недвижимости. В подтверждение своих доводов оппонент предоставил материалы наследственного дела и банковскую выписку. Из данных документов следовало, что деньги от наследства были сняты супругом за полгода до открытия банковского счета. Плюс суммы, полученные в наследство, положенные на счет в банке и снятые в день покупки квартиры, мягко говоря, друг другу не соответствовали. Какая-либо связь между наследственными деньгами и банным комплексом вообще не прослеживалась. Эти доводы и были озвучены нами суду.

В результате в удовлетворении требований оппонента в данной части было отказано. 

Исполнители

Ваганова Любовь